ФИГУРА
Национальный музей Катара напоминает кристалл «роза пустыни». Фасад состоит из хаотично пересекающихся дисков, сплетающихся в один клубок.
Сложная конструкция Парижской филармонии выглядит как застывшая переливающаяся волна. Нувель тщательно продумывал форму здания для создания идеальной акустики.
Лауреат Притцкеровской премии в молодости не поступил на архитектурное отделение Высшей школы искусств в Бордо и отправился учиться в Париж. Именно в столице Пятой республики был построен проект, который дал мощный старт карьере Нувеля, — Институт арабского мира.
С Востоком у Жана Нувеля с тех пор сложились особенные отношения. Он создал космическое здание Лувра в Абу-Даби и Национальный музей Катара в Дохе. Это образцы виртуозной работы со светом и тенью, с пространством и материалами.
«Каждый раз я пытаюсь найти то, что я называю недостающим звеном в пазле — нужное здание на нужном месте»
Украшенный вязью купол и составленные из белых кубов стены — здание Лувра в Абу-Даби, словно мираж в пустыне, парит над водами Персидского залива.
Работы Нувеля можно отнести к стилю хай-тек, хотя в первую очередь он работает с контекстом. Архитектор следует «природной концепции». Его проекты — от музеев и небоскребов до отелей и торговых центров — существуют в гармонии с окружающим миром.
Логичная структура, технологии и инновации, прочная сталь и прозрачное стекло — по этим признакам легко отличить работы Нувеля. Будь то Центр культуры в Люцерне — ода воде и свету — или невесомое здание фонда Cartier — дворец из стекла.
Главную архитектурную премию французский мастер получил за 34‑этажный небоскреб, построенный в Барселоне. Корпус «Торре Агбар» обшит металлическими панелями с осветительными приборами. Ночью вдохновленное работами Гауди здание светится разными цветами.

Жан Нувель — архитектор контекста

Один из заслуженных мэтров современного строительства, французский архитектор Жан Нувель создает не здания, но функциональные скульптуры.